Непсихуй, читай

Размышления аналитика


Привет. На супервизии обсуждался интересный случай, который напомнил мне несколько похожих историй, поэтому сегодня я буду рассказывать не о каком-то конкретном случае, а о неком сборном образе.

Итак, жили-были… Или не так.

Когда-то, может быть, лет 30 назад родился ребенок. И в какой-то момент его мама решила не быть его мамой и оставила его своим родителям на воспитание. И вот прошли годы, ребенок вырос и пришел в кабинет психоаналитика с непростым запросом:”Я хочу, чтобы она попросила прощения”.

И можно рассуждать логически о том, что годы не вернешь и нужно смириться… “расслабиться и получать удовольствие”. Но этот запрос сложно считать продиктованным логикой. Тогда про что он?

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Я все еще жду. Я жду её. Жду, когда она вернется.

И это про надежду. Помните, Эйнсуорт и Боулби говорили про время xy — время, когда ужас и боль потери уже здесь, но вера в возвращение матери еще не потеряна. Так кричит ребенок потерявший и потерявшийся. Пока он кричит, он продолжает ждать. Время z, когда останется лишь безнадежность и пустота, еще не настало.

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Мне достаточно одного лишь слова “Прости”, чтобы снова любить ее. Чтобы восстановить внутри себя ее разрушенный, потерянный когда-то образ.

И снова вспоминаем классиков, стадия разрушения объекта (отвержения, отталкивания) должна смениться возвращением, восстановлением.

Только восстановленный объект может стать постоянным, надежным, опорой: “Ты разрушаешь меня, но я не разрушаюсь.” Да, это про постоянство объекта.

И таким объектом для ребенка становится мама. В том числе внутренняя мама, которая поддерживает, заботится, оберегает.

Но в нашем случае объект все никак не может восстановиться, а значит постоянства нет, как и внутреннего успокоения. Ребенок продолжает кричать и звать мать. Именно мать, а не кого-то еще.

Это то, что можно наблюдать у многих брошенных детей — вечная идеализация оставившего родителя, постоянная готовность простить его. Сколько бы лет этим детям не было.

Да, с одной стороны можно говорить об иллюзиях, о недостаточной связи с реальностью. Но , как можно заметить, Ребенок жаждет не правды, а любви.

И что может дать правда?

Как думаете, что брошенный ребенок знает о своей матери?

Что она “кукушка”, “*лядь”,”не мать тебе”… А он “сиротиночка”, “бедненький” … Это то, что говорят “добрые люди” вокруг, и то, что он слышит в семье, и то, что висит в воздухе, но не произносится вслух.

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Я не могу любить мать, потому что мое физическое выживание от тех, кто говорит, что она “последняя тварь” и никогда не вернется, потому что “ты ей не нужен”. Я должен ее ненавидеть, как они ненавидят ее. Я должен забыть ее. Но я не могу забыть, потому что тогда я потеряю всё!

Не могу любить, не могу забыть. Могу лишь уйти в мир иллюзий, пока взрослые в конкурентной борьбе выясняют, кто лучшая мать. И испытывать чувство вины, как предатель.

Может быть именно поэтому она оставила меня: потому что я -предатель. Я виноват. Может быть, меня нельзя любить?

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Как только я вырасту достаточно для того, чтобы мое физическое выживание больше не зависело от моей способности игнорировать потребность в любви и близости, я смогу снова ожить. Я смогу проснуться и кричать, призывая ее вернуться.

Потому что надежда не утрачена. Она спала, вместе с запертыми чувствами много-много лет. И теперь проснулась.

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Потому что если она попросит прощения я смогу поверить, что это не я, не из-за меня. Что я достаточно хороший, чтобы и меня можно было любить просто так.

И тогда она сможет простить мне мое предательство.

Только тогда я смогу перестать ненавидеть и бояться тех, кто заставил меня забыть, что я люблю мою мать, что она есть, что когда-то бы были единым целым.

Тогда я смогу простить.

Я хочу, чтобы она попросила прощения.

Я проснулся. Мне снова пол года. Я один. Мне холодно и страшно. Я испытываю голод. Я хочу, чтобы она пришла, накормила меня, согрела и осталась рядом.

И что я могу сказать этому Ребенку?

Что мама не придет и не скажет: “Прости меня”, потому что такова правда.

Или все же дать любви шанс: “Я рядом, я с тобой, ты больше не один. Я рядом”

Я не знаю, а ты?


Понравилась статья?

Поделись с друзьями

#чувства #psybankaвзрослеет

Свежие посты
Подпишитесь

© 2014-2019 ΨБанка

ИП Болсуновская Анна Михайловна

ИНН 770102049009

Договор оферты

Политика конфиденциальности

psybanka@gmail.com

Телефон: +7 (965) 101-43-28

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon

Доброслободская ул.7\1, Москва