• Admin

Кай – мальчик с депрессией


Привет. Рада, что ты с нами. Сегодня говорим о депрессии. С депрессией я знакома лично — 7 «чудесных» лет. А вот в практике она встречается нечасто. Точнее не так. Она встречается часто, но опосредованно. Участники тренингов и клиенты на консультациях обычно говорят о депрессии близких. И именно с этой позиции мне интересно поговорить про нее. Поэтому сегодня посмотрим на депрессию со стороны. И как всегда я предложу некую метафору: сегодня это будет сказка «Снежная королева». Интересует?

И да, на всякий случай оговорюсь, мы затронем только психологические аспекты депрессии


Снежная Королева

Как-то так принято считать (среди простых смертных:)), что депрессия — это что-то типа гриппа или простуды. Что-то внешнее. Вот и таблетки есть. Выпил и здоров. Или нет?

Лично мне нравится рассматривать депрессию в контексте теории развития М. Кляйн и теории привязанности Дж. Боулби. Дальше будет много букв. Я постаралась как можно проще объяснить концепт: если сложно, прочтите по диагонали выделенное и двигайтесь дальше.

Помните? Я напомню. Кляйн говорила о том, что ребенок, теряя безопасность внутриутробного состояния, оказывается в мире с множеством опасностей и разочарований: голод, холод и т.д. Мир выглядит враждебным. Все это вызывает его ответную агрессию. Ребенок боится быть разрушенным. Чтобы справиться с этим страхом он проецирует свою агрессию на внешний объект (как правило, мать — материнская грудь), превращая его в «плохой», «злой»,»преследующий». Традиционный образ ведьмы или мачехи в сказках.

Это первые отношения ребенка. Также он приписывает этому объекту состояние удовольствия (сытость, тепло). Образ любящей заботливой матери — «хорошей», «доброй». Эго расщепляется в отношении к объекту и в результате в «голове» поселяются две отдельные матери, с которыми ребенок строит отношения. Это позволяет ребенку снизить уровень тревоги, а зyачит дает возможность развиваться.

И тут важно вспомнить про теорию Боулби о надежной привязанности: это о способности ребенка установить прочные отношения с «хорошей матерью», интроецировать ее (поместить в себя ее образ, чтобы иметь его под рукой для самоутешения, поддержки в случае невзгод). Тут важно телесное присутствие матери, привычный ритм ее сердца, запах, звук голоса, эмоциональный контакт. Тогда образ хорошей матери усиливается и потребность в расщеплении снижается. Так создается возможность для интеграции расщепленных частей и перехода на следующий этап развития, где ребенок признанает в себе и в других людях как хорошие, так и плохие стороны и может воспринимать свои амбивалентные чувства к объекту: люблю и ненавижу.

Тут возникает проблема: ребенок боится разрушить мать своей ненавистью реально и в воображении. Он может переживать отсутствие матери как результат своей агрессии. Словно она умерла (он убил ее): утрачивается образ хорошей матери внутри. И это вызывает чувства скорби,пустоты, вины, бессилия. Знакомое сочетание?

В случае надежной привязанности младенец восстанавливает , оживляет мать — процесс репарации. Множественная репарация еще сильнее укрепляет связь и создает доверие. Базовое доверие. «Меня любят, даже когда я агрессивен». Это позволяет ребенку пережить депрессивные чувства.

Если связь не надежная, например, ребенок не получает подтверждения, что он безусловно принят, любим, то восстановить образ хорошей матери сложно, иногда невозможно. И с каждым новым разрушением доверия становится все меньше, а пустоты все больше. Тестирование реальности отходит на второй план и ребенок уходит в мир защитных фантазий. примитивные защиты усиливаются. Теперь они направлены на подавление депрессивной тревоги, т.е., ребенок не перерабатывает депрессивные чувства, а избегает их. Накапливает.

И все это происходит в первые пол года- год жизни. Довербальный период, память о котором в основном хранится в теле.

Выбранный способ взаимодействия с миром дальше укрепляетс: иногда меняется, но часто только усиливается и к 20-30 годам мы получаем Кая с внутренним образом Снежной Королевы в холодном сердце.

Т.е. в основе депрессии может лежать неспособность психики восстанавливать эмоциональную связь с утраченными любимыми объектами и скрытая аутоагрессия (саморазрушение)

Перейдем к сказке

История Кая

Знакомьтесь, это Кай. Мальчик с депрессией. Хотя начать нужно с другого

«Жил-был тролль, злой-презлой, сущий дьявол.» Вот он первый образ. Внутренний агрессор, разрушитель.

«Раз был он в особенно хорошем расположении духа: смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось дальше некуда, а все дурное и безобразное так и выпирало, делалось еще гаже.» Вот он механизм проекций «Зеркало полетело на землю и разбилось на миллионы, биллионы осколков, и оттого произошло еще больше бед. Некоторые осколки, с песчинку величиной, разлетаясь по белу свету, попадали людям в глаза, да так там и оставались. А человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи только дурное — ведь каждый осколок сохранял свойство всего зеркала. Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце делалось как кусок льда.» А вот неспособность восстановить утраченный хороший объект и эмоциональную связь с ним, и от этого боль, тоска, пустота, чернота.

Вот такие осколки попали в глаз и в сердце мальчика Кая. Было ему тогда совсем немного лет. «Боль прошла, но осколки остались.» Мальчик забыл про боль, вытеснил ее за двери сознания, но пустота осталась. И пока осколок не выйдет … «И забавы его стали теперь совсем иными, такими мудреными.» Мои клиенты отмечали, что их близкие, в состоянии депрессии общались вполне разумно, связанно, аргументированно объясняя почему им не нужна помощь. Когда помощь была нужна никого не оказалось рядом: «Кай громко закричал — никто не услышал его. Снег валил, санки мчались, ныряя в сугробы, перескакивая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал.»Это было слишком давно, уже и не вспомнить. «Снежная королева она мальчика в сани, завернула в свою медвежью шубу. Кай словно в снежный сугроб опустился. — Все еще мерзнешь? — спросила она и поцеловала его в лоб. Поцелуй ее был холоднее льда, он пронизал его насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным. Каю показалось, что еще немного — и он умрет… Но только на минуту, а потом, напротив, ему стало так хорошо, что он даже совсем перестал зябнуть. Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.»

Механизм психологических защит — отрицание: если я не могу перенести чувств, возникающих от агрессивных импульсов, направленных на любимый объект, я буду отрицать, любовь к нему и, что объект значим. Я отвернусь от тех, кто значим для меня и от своих чувств. Быстрая заморозка.

«В тот же миг Снежная королева взвилась с ним на черное облако. Буря выла и стонала, словно распевала старинные песни; они летели над лесами и озерами, над морями и сушей; студеные ветры дули под ними, выли волки, искрился снег, летали с криком черные вороны, а над ними сиял большой ясный месяц. На него смотрел Кай всю долгую-долгую зимнюю ночь, а днем заснул у ног Снежной королевы.» Мальчик погрузился в мир своих тревожных разрушительных фантазий. Все это стерлось из памяти. От тех переживаний осталась только уверенность в том, что «я лучше знаю» , и что» другие мне не помогут».

Шли годы. Мальчик рос в замке Снежной королевы.

«За стенами чертогов были вьюги, окнами и дверями буйные ветры. Сто с лишним зал тянулись здесь одна за другой так, как наметала их вьюга. Все они освещались северным сиянием, и самая большая простиралась на много-много миль. Как холодно, как пустынно было в этих белых, ярко сверкающих чертогах! Веселье никогда и не заглядывало сюда. Никогда не устраивались здесь медвежьи балы с танцами под музыку бури, на которых могли бы отличиться грацией и умением ходить на задних лапах белые медведи; никогда не составлялись партии в карты с ссорами и дракою, не сходились на беседу за чашкой кофе беленькие кумушки-лисички. Холодно, пустынно, грандиозно! (младенческая фантазия о всемогуществе) Северное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было точно рассчитать, в какую минуту свет усилится, в какую померкнет. Посреди самой большой пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед треснул на нем на тысячи кусков, таких одинаковых и правильных, что это казалось каким-то фокусом. Посреди озера сидела Снежная королева, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по ее мнению, это было единственное и лучшее зеркало на свете. Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого — поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствительным к холоду, да и самое сердце его было все равно что кусок льда. Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на всевозможные лады. Есть ведь такая игра — складывание фигур из деревянных дощечек, — которая называется китайской головоломкой. Вот и Кай тоже складывал разные затейливые фигуры, только из льдин, и это называлось ледяной игрой разума. В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их — занятием первостепенной важности. Это происходило оттого, что в глазу у него сидел осколок волшебного зеркала. Складывал он и такие фигуры, из которых получались целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, — слово “вечность”. Снежная королева сказала ему: “Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков”(и снова младенческая фантазия об абсолютной власти). Но он никак не мог его сложить.» А годы шли. Кай так и не вырос. Эмоционально и психически он так и остался маленьким мальчиком с осколками льда.

Порой во дворец Снежной Королевы заглядывали Герды, пытаясь спасти его от самого себя. Но «вечность» прельщала его больше, нежели реальные девочки из плоти и крови. Он настойчиво собирал из осколков «Вечность» , и у него получилось. Он собрал это слово. Его последнее слово. Нет ничего более вечного, чем Смерть. Импульс саморазрушения нашел выход

Кай — мальчик, который страдал от депрессии, или был болен депрессией, или подвержен депрессии, или находился в состоянии депрессии, у которого была депрессия? Сколько еще можно вспомнить подходящих глаголов. И все они про какую-то отдельную «депрессию», которая мучила «бедного мальчика». А может быть все-таки не отдельная?

Герда

Я думаю, глядя на эту картинку ты недоумеваешь: «Ну, какая же это Герда?»

Герда- милая маленькая девочка, готовая к самопожертвованию, которая долго плакала Герда, а потом долго искала его в разных землях.

В сказке она нашла его и жили они долго и счастливо. а в жизни. ..

— Кай умер и больше не вернется! — сказала Герда. — Не верю!

Герда — женщина, замершая в своем горевании на стадии отрицании Да-да, та же примитивная защита, что и у Кая. Не зря же они (названные) брат и сестра. Одна семья, одни монстры.Она тоже подморожена поцелуем Снежной Королевы (холодной безэмоциональной матери). Женщина, мучимая чувством вины (чаще неосознанным), как и у ее братца. и тягой к самразрушению, которая выражается в социально одобряемых формах — она спасатель. Как жена алкоголика.

Как тебе теперь картинка? Уже больше похожа на Герду?

Альтернативный конец

Может ли Герда спасти Кая?

Внешняя Герда — нет. Но есть ведь не только внешнее. Даже в ледяной душе есть кусочек живого Ребенка, способного чувствовать, жаждущего любви: маленькая внутренняя Герда, которая ждет.

«Герда заплакала; горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили ледяную кору, растопили осколок. Кай взглянул на Герду и вдруг залился слезами и плакал так сильно, что осколок вытек из глаза вместе со слезами. Тогда он узнал Герду и обрадовался:» Герда! Милая Герда!.. Где же это ты была так долго? Где был я сам?»

Вернуться к себе, оплакать себя так сильно, что лед растает. Может ли это сделать человек сам, без поддержки?

Человек в депрессивной позиции не способен к самоподдержке, заботе о себе. Более того, основной его (неосознанный) импульс — саморазрушение в связи с неосознанным же чувством вины.

Вспомним с чего мы начинали. Отсутствие доверия и надежной привязанности лечится формированием этой надежной привязанности. Работает в любом возрасте. Вот для этого нам и нужны близкие люди … и психологи.

В терапии постепенно человек начинает отличать реальные разочарования (предательства) от воображаемых и его внутренний мир становиться более спокойным. Агрессивные чувства так же связываются к реальными ситуациями, что приводит к формированию нормального чувства вины. Более реалистичные отношения с окружающими подтверждают, что его любят. «Хорошие» объекты снова занимают прочное положение и достигается баланс во внутреннем мире. В результате человек оказывается способен переживать депрессивные чувства (пустоты, боли, вины, потери и т.п.), а не избегать их.

У меня нет готового рецепта на тему, что делать «когда твоя девушка больна». Думаю, что для начала, совсем неплохо было бы обратить внимание. А потом придать значимость проблеме. Не отрицать, не прятать голову в песок, не ссылаться на усталость и «он всегда был немного…» Озвучивать проблему, говорить о ней, читать, обращаться к специалистам. Не ждать, когда Ребенок соберет свою «Вечность».

Большинство страшных сказок моих клиентов закончились так, потому что им «казалось, что все в порядке». Или «мы подозревали , что что-то не так, но не думали, что это ТАК серьезно».

«Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно. Наука пока не в курсе дела». К слову сказать, среди специалистов нет единого мнения, а есть теории, каждая из которых интересна. Я поделилась своими любимыми, буду рада узнать о ваших любимых концепциях.

Удачи и до новых встреч.

PS: Кстати, на наших ресурсах можно найти бесплатный материал по этой теме: почитать статьи, посмотреть видео на ютубе, задать вопрос и получить ответ специалиста. Также ты можешь прийти на бесплатный вебинар и принять участие в онлайн программе по работе с чувствами и состояниями, где много индивидуальной работы и творческих упражнений.

Добро пожаловать!

Автор статьи: Анна Болсуновская, тыжпсихолог проекта

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьям

#чувства #psybankaпроживает #psybankaразмышляет

© 2014-2019 ΨБанка

ИП Болсуновская Анна Михайловна

ИНН 770102049009

Договор оферты

Политика конфиденциальности

psybanka@gmail.com

Телефон: +7 (965) 101-43-28

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon

Доброслободская ул.7\1, Москва